Фальшивки в ущерб коллекцио­нерам

Декабрь 1, 2011 | By admin | Filed in: Криминал, Полезные советы.


В то время как подделки в ущерб почте нередко расцениваются специалистами очень высоко, подделки в ущерб коллекцио­нерам имеют незначительную ценность. В лучшем случае они собираются экспертами как материал для сравнений. Из­готовители фальсификатов выбрасывают на филателистиче­ский рынок ничего не стоящие клочки бумаги, по возможности гашенные поддельными штемпелями, стремясь получить за них хорошую цену. Многих коллекционеров, слабо сведущих в филателии, соблазняют невысокие цены на эти, чаще всего «редкие» марки, и предлагаемый материал быстро расходится по альбомам.

Особенно много коллекционеров стало жертвами фальсификаторов на рубеже XIX и XX столетий, когда марки собирали в одиночку, не чувствуя необходимости объединения в кружки и общества. Необычайно ловко использовали страсть коллекционеров к старым, маркам японские фальсификаторы. Стандартные мар­ки Японии первых выпусков (1871—1879 гг.) были поддела­ны в громадных количествах, погашены фальшивыми штемпе­лями и бойко сбывались ничего не подозревавшим иностран­цам. Даже специальный японский закон, предписывавший обозначать иероглифом фальсифицированные почтовые мар­ки, не находящиеся в обращении, оказался бессилен — ведь большинство европейцев не было знакомо с японской пись­менностью. Кроме того, иероглифы «сан-ко» и «мо-цо» («под­делка») делались настолько миниатюрными и были так лов­ко запрятаны между деталями орнамента, что даже специа­листы обнаружили их лишь много позднее.

Ловкие фальсификаторы орудовали и в Германии. Одним из крупнейших среди них был Жорж Фурэ. проживавший в Берлине француз, издатель филателистического журнала «Берлинер иллюстритрте бримаркен цейтунг». выходившего в 1879—1887 гг. Фурэ имел доступ к клише, применявшимся для печатания знаков почтовой оплаты на конвертах старо-германских государств. Используя их, он начал изготовлять «редчайшие» маркированные конверты, каких почта вообще никогда не выпускала.

Другим крупным фальсификатором оказался Фурнье из Женевы, который ловко подделал громадное количество редких марок. После его смерти Швейцарский союз филателистов завладел большими запасами подделок и складом фальшивых клише и штемпелей. Из этих запасов было скомплектовано некоторое количество «Альбомов Фурнье», предназначенных для экспертизы. Сейчас «Альбом Фурнье» очень редко встре­чается и то только на аукционах, так как весь его «тираж» в количестве 500 экземпляров рассеялся по миру.

При продаже с аукциона громадной коллекции Феррари сре­ди находившихся в ней редкостей было обнаружено немало фальшивок. Ведь всей Европе было известно, что Феррари усиленно охотится за редкими марками и платит любые сум­мы, лишь бы пополнить свои коллекции. Этим воспользовались многие фальсификаторы. Они изготовляли «специально для Феррари» многочисленные «разновидности», используя оригинальные клише и бумагу. Преднамеренно изготовленная макулатура вошла в историю филателии под именем «ферра-ритетов». К. ним относятся, прежде всего, марки с двойной и тройной печатью, марки с двусторонней печатью, ошибки в зубцовке, марки со сдвинутыми и перевёрнутыми надпечатками. Этим проделкам содействовало то обстоятельство, что контроль в типографиях был не таким строгим, как теперь, особенно, если заказы на печатание марок выполнялись частными предприятиями. Кро­ме того, некоторые почтовые администрации не усматривали ничего предосудительного в том, что печатные формы продавались всем желающим сразу же после того, как прекращалось почтовое обращение напечатанных с них марок. Законодательство в прежние времена невольно приходило на помощь фальсификаторам почтовых марок в ущерб коллекционерам. Если какой-либо мошенник оказывался разоблачённым, но при этом выяснилось, что он не подделывал курсирующие марки собственной или какой-либо зарубежной стра­ны, то филателистам было очень трудно добиться его осуждения. Обычно такие мошенники утверждали, что они не рекла­мировали свои изделия как оригинальные марки и требовали за них лишь цену, покрывавшую их собственные расходы. Каждому филателисту, мол, предоставляется свобода выбо­ра — покупать ли дешёвые имитации для заполнения пропусков в альбоме или не покупать. Так фальсификаторы почти всегда добивались оправдания «за недостаточ­ностью улик».

Иногда и с настоящими марками проделываются различные манипуляции, повышающие их в цене. В тех случаях, когда гашёная марка стоит значительно дороже такой же негашё­ной, настоящие марки гасятся уже после их изъятия из об­ращения оригинальными или фальшивыми штемпелями. Нао­борот, с марок погашенных чернилами или цветным каран­дашом, гашение удаляется, чтобы создать иллюзию более до­рогой, негашёной марки. Марки с перфорацией в виде зубцов или проколов превращаются в беззубцовые, а на беззубцовых делается перфорация. Если существуют редкие разновидности по цвету или оттенкам, то предпринимаются попытки полу­чить их из обычных экземпляров при помощи химической об­работки.

Для распознавания фальшивок необходимо обладать значи­тельным филателистическим опытом и специальными прибо­рами — микроскопом, микрометром, кварцевой лампой и др. Насколько трудно бывает иногда отличить подделки от на­стоящих экземпляров, хорошо видно на примере выпущенных в 1920 г. немецких марок с надпечаткой «Saare». Настоящие надпечатки изготовлялись днём под наблюдением француз­ских офицеров и почтовых чиновников, а подделки выпуска­лись в той же типографии ночью «подпольной сменой». Для изготовления фальшивых надпечаток использовались ориги­нальные клише и литеры. Подделки можно узнать лишь по сорту краски, так как машины, на которых производилась ра­бота днём, на ночь опечатывались и фальсификаторам прихо­дилось пользоваться другими машинами, заправленными дру­гой краской. По этим, хотя и минимальным, отклонениям спе­циалисты распознали, что настоящее, а что поддельное. В настоящее время борьба с подделками составляет значи­тельную часть филателистической исследовательской работы. Она приносит огромную пользу, и едва ли можно обнаружить фальшивки, которые не были бы распознаны вскоре после их появления.

Не столь опасны для коллекционеров так называемые фанта­стические выпуски. Как только выясняется, что тот или иной выпуск является результатом труда и фантазии спекулянтов, каталоги предупреждают об этом.

Фантастические выпуски чаще всего приписываются неким экзотическим государствам и снабжаются надписями на вы­думанном «языке». Иногда мошенники останавливают своё внимание на какой-либо реально существующей стране, в которой прошли военные действия и выдумывают какое-нибудь правительство или армию, якобы существовавшие на её тер­ритории. Им они приписывают продукты собственной фанта­зии, с помощью которых намереваются обмануть коллекцио­неров. Известно, например, значительна число фантастиче­ских выпусков, приписываемых к периоду интервенции и гражданской войны в СССР.

К сожалению, нередко бывает трудно отделить пшеницу от плевел, особенно в тех случаях, когда спекулянты располагают связями в филателистических кругах. В таких случаях неко­торое количество фальшивок преподносится в подарок видно­му коллекционеру с подробным объяснением истории появле­ния «случайно обнаруженных» марок. Гордый доверием, он нередко публикует своё «открытие» в специальных журналах, и в результате мошеннический выпуск постепенно вводится в филателистический обиход.

После второй мировой войны не скупились на выпуск марок так называемые «эмигрантские правительства», обосновавшиеся в столицах западных стран. Об этих «знаках почтовой оплаты» не стоит и говорить, так как действительными могут быть признаны лишь те марки, которые выпущены админи­страциями, располагающими на территории своей страны почтовой службой, и действительно применялись для франкиров­ки корреспонденции. Даже каталоги и обширные статьи в специальной прессе не в силах превратить эти пёстрые кар­тинки в настоящие марки.

Были и такие случаи, когда оказывались чистой воды фаль­сификатами «почтовые» марки неких якобы вновь возникших государств. Чаще всего подобные выпуски производились по инициативе одной нью-йоркской фирмы, пользующейся сомнительной репутацией. Последний поход на карманы коллек­ционеров был организован ею в 1955 г., когда появились мар­ки «Республики Малуку Селатан» («Южномолуккской рес­публики»). Их отпечатала, как ни странно, государственная австрийская типография в Вене. Впоследствии выяснилось, что заказ на экзотические марки типография получила не от «правительства» несуществующей республики, а от ловкого спекулянта.

Легче всего обнаружить подделки в тех случаях, когда их ри­сунок чем-то отличается от рисунка оригинальных марок, зубцовка не совпадает с зубцовкой подлинников или они отпе­чатаны иным способом, не говоря уже о водяном знаке на бу­маге. Уже по одной этой причине желательно, чтобы каждый коллекционер знал, как распознавать и отличать друг от дру­га различные способы печати. Тем более, что случается и так, что даже один и тот же выпуск настоящих марок печатается различными способами.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *