О марках Горской республики

Ноябрь 1, 2009 | By admin | Filed in: История.


Ранее в № 10 журнала «Филателия» за 2006 г. была помещена статья А. Николаева о марках Горской республики, где он ставит некоторые вопросы и делает предположения о времени выпуска этих марок. Между тем, указанный автор, так сказать, «ломится в открытую дверь». Подробная статья автора этих строк на эту тему (под псевдонимом А. Моисеев, присвоенным ему тогдашней редакцией без его ведома и предварительного согласия), где был дан ответ на все поставленные А. Николаевым вопросы, была напечатана еще в журнале «Филателия СССР» № 1 за 1985 г. Позднее, к своему крайнему удивлению, я обнаружил эту же статью, почти дословно воспроизведенную в переводе на немецкий язык и опубликованную в 1991 г. в германском журнале «Pochta» № 52, но … под именем Christian Ebnet (!) без всяких ссылок. Единственным дополнением была фотография одного из видов города Владикавказа. В 1993 г. еще более подробная статья об этом выпуске, написанная мною, была опубликована в 1992 г. в № 72 «British Journal of Russian Philately» (BJRP). Несмотря на все это, кажется, что лишь составители каталога-справочника отечественных почтовых марок, печатавшегося в журнале «Филателия СССР» (позднее «Филателия») в начале 1990-х годов воспользовались информацией моей первой статьи и сделали правильные выводы в части каталогизации этого выпуска. А вот В. Соловьев, автор популярного в России специализированного каталога почтовых марок России и СССР, видимо, не считает нужным знакомиться с предшествующими исследованиями и повторяет все ошибки и заблуждения предыдущих каталогов. Поэтому, я счел уместным еще раз вернуться к этому вопросу. Итак…

Краткая историческая справка

1Образование Горской Советской Социалистической Республики (ГССР) как автономной части РСФСР было провозглашено 17 ноября 1920 г. Официально она была образована 20 января 1921 г. на территории бывшей Терской области и включала в себя районы, населенные осетинами, кабардинцами, балкарцами, чеченцами, ингушами, карачаевцами, черкесами и некоторыми другими горскими народностями, а также и русскими – в основном, терскими казаками. Столицей республики стал город Владикавказ.

В сентябре 1921 г. от Горской Республики отделился округ, населенный кабардинцами. Позднее из этой республики вышел и ряд других округов, и она прекратила свое существование в качестве самостоятельной единицы в июле 1924 г.

Марки

Обычно каталогизируемая серия марок ГССР представляет собой марки стандартного выпуска России 1908-17 гг. с примитивной ручной надпечаткой серовато-черной краской пятиконечной звезды и букв Г.С.С.Р. внутри круга. Такая серия состоит из трех марок с зубцами: 2, 5 и 10 коп. и двух – без зубцов: 2 и 5 коп. Надпечатка встречается в любом положении. Никаких разновидностей вроде двойной надпечатки не зафиксировано, хотя они и могут существовать

23

4Даже перфорированные марки этой серии встречаются далеко не часто, а беззубцовые экземпляры, особенно 5 коп. – крайне редки. В любом случае, оценку этих марок в современных каталогах следует считать заниженной.

Следует отметить, что марки эти не избежали внимания и фальсификаторов. На илл. 2 (извините за неважное качество иллюстрации) приведен фальсификат надпечатки на беззубцовых марках. От подлинных надпечаток он отличается и краской, и размерами и деталями надпечатки.

Дата выпуска в обращение

Каталог под редакцией Ф. Чучина (вып. 5, 1926 г), в котором эти марки были описан впервые, относит данный выпуск к 1921 г. Эту же дату повторяют и современные зарубежные каталоги, как Michel, Yvert&Tellier, Stanley Gibbons, Zumstein. Издававшийся в Германии до 2-й мировой войны каталог Senf, указывал сначала 1923 год (как, впрочем, и каталог Michel), но позднее исправил его на 1922; эта последняя дата указывалась и в каталоге Froede. Наконец, Соловьев, датирует выпуск тоже 1923 годом.

Просматривая как-то старые филателистические журналы, я наткнулся в № 3-4 издававшегося в Новочеркасске журнала «Русский коллекционер» за 1922 г. на заметку А. Кузнецова «О марках Г.С.С.Р.», текст которой приводится ниже полностью:

«Марки Г.С.С.Р. выпущены по распоряжению Уполномоченного Наркомпочтеля 25 августа 1922 года на общую сумму 300 миллионов рублей.

Надпечатка произведена ручным одинарным штампом на марках следующих достоинств: 2, 3, 4, 5 и 10 к. с/з, причем 10-коп марок было надпечатано всего 10 листов (1000 шт.).

Курсировали они, однако, недолго, т.к. 9 сентября распоряжением того же Уполномоченного они были изъяты из обращения.

Отсюда ясно, насколько редки эти марки».

Следует добавить, что в предыдущем номере того же журнала сообщалось о письме, полученном редакцией из Владикавказа и франкированного одной маркой Г.С.С.Р. 5 коп.

Конечно, приведенная информация не является официальным документом, но она позволяет прояснить многое, если отвлечься пока от утверждения о выпуске и марок номиналами 3 и 4 коп.

Прежде всего, номиналы 2, 5 и 10 коп, будучи официально и централизованно переоценены в апреле 1922 г. в 10000 раз (по отношению к их первоначальной, 100-кратной переоценке в марте 1920 г.), точно соответствовали внутренним тарифам РСФСР от 15 апреля 1922 г., действовавшим в указанный в заметке период выпуска марок, причем для наиболее распространенных видов корреспонденции, а именно: простая почтовая карточка – 20000 руб., простое закрытое письмо – 50000 руб. и сбор за заказ – 100000 руб. С другой стороны, ни в 1921, ни в 1923 г. подобные номиналы не вписывались так хорошо в действовавшие тогда тарифы.

Статус и каталогизация марок

Каталог под редакцией Чучина поместил эти марки в выпуске 5 «Кавказ», наряду с выпусками Азербайджана, Армении, Грузии, Закавказской федерации (ЗСФСР) и Батума. С чисто географической точки зрения при условии широкого толкования понятия «Кавказ» здесь особой ошибки нет. Так же поступил и ряд зарубежных каталогов. А вот каталог Stanley Gibbons до сравнительно недавнего времени помещал его под заголовком «Дагестан». В последнем же, специализированном издании каталогов этой фирмы, посвященном маркам, выпущенным на территории б. Российской Империи и СССР, эти же марки помещены в разделе марочных выпусков Юга России (наряду с марками Дона, Кубани, Крыма и т.д.), что уже совершенно непонятно. Наконец, каталог Michel помещает и в разделе, озаглавленном «Закавказье» (после марок ЗСФСР). Ему следует и В. Соловьев. Но если такое еще можно как-то понять в отношении зарубежного каталога, то господину Соловьеву следовало бы элементарно ознакомиться с географией и историей собственной страны, прежде чем некритически переписывать ложные сведения из других каталогов (кстати, это характерно и для ряда других разделов его каталога).

В приведенной выше заметке ничего не сказано о причинах выпуска этих марок и быстрого изъятия их из обращения. Попытаемся ответить на этот вопрос.

Поскольку Горская республика не была самостоятельным государственным образованием, а лишь автономной частью РСФСР, и ее почтовая служба подчинялась Народному комиссариату почт и телеграфов РСФСР через специального уполномоченного этого ведомства в данной республике, она не имела никакого права выпускать собственные почтовые марки (т.е. с указанием на них своего названия). Можно предположить, что основной причиной надпечатывания дореволюционных марок, имевших законное хождение в переоцененном виде и без всяких надпечаток, была защита финансовых интересов почтово-телеграфной службы республики от проникновения туда ненадпечатанных марок из других регионов. Например, к 1922 г. дореволюционные марки были изъяты из обращения в советских республиках Закавказья, в частности, в соседней Грузии, где большие запасы таких марок оставались в руках частных лиц. Вспомним, что подобные «защитные» надпечатки производились уже ранее на Украине в 1918 г. и в Армении в 1919-20 г.г. Приблизительно в то же время, что и в Горской ССР, местная надпечатка новой стоимости «50 тыс.» была произведена в рамках 10000-кратной переоценки на 5-рублевой дореволюционной марке в Петровске (ныне Махач-Кала), столице соседней Дагестанской АССР. Быстрое же изъятие этих марок из обращения объясняется, вероятно, отсутствием специального разрешения от центра и, тем более, наличием букв Г.С.С.Р. в надпечатке, что было незаконно по указанным выше причинам. Фактически же, эти марки имеют такой же статус, как и упомянутая выше надпечатка Петровска, которая совершенно правильно приводится в каталогах как провизорий Петровска 1922 г. По аналогии, марки Горской ССР правильнее назвать провизориями Владикавказа. Именно так и поступили составители каталога-справочника – приложения к журналу «Филателия».

Тираж

Что касается тиражей этих марок, то грубую их оценку можно произвести на основе данных, приведенных в процитированной выше заметке, т.е. общей суммы выпуска в денежном выражении и тиража 10-копеечной марки. Несложная арифметика показывает, что общее количество марок других номиналов не могло превышать несколько тысяч штук, т.е. нескольких десятков листов по 100 шт. При этом, тираж беззубцовых марок едва ли превышал 2-3 листа.

Можно также предположить, что наибольший тираж имела марка 5 коп. с зубцами, несмотря но то, что в каталогах она расценена выше двух других зубцовых марок. Это было бы естественным, так как пятикопеечная марка предполагалась для оплаты простых закрытых писем – наиболее распространенного вида корреспонденции.

Очевидно, что составители каталога под ред. Чучина руководствовались при каталогизации и оценке эти марок теми остатками выпуска, которые после изъятия марок из обращения были переданы в Советскую Филателистическую Ассоциацию (СФА). К коллекционерам эти марки попали, в основном, именно оттуда, т.е. из государственной филателистической торговли. Видимо, 5-копеечных марок там оказалось меньше, что вполне естественно, учитывая их больший расход.

Тот факт, что все известные до сих пор почтовые отправления Горской ССР франкированы исключительно маркой 5 коп. (см. ниже), также подтверждают сделанное выше предположение о наибольшем исходном тираже этой марки.

Регион и период почтового использования

Согласно официальному источнику – «Бюллетеню Н.К.П. и Т.» № 42-44 за 1921 г., в Горской ССР на осень 1921 г. действовали следующие почтово-телеграфные и почтовые учреждения:

почтово-телеграфные конторы: Владикавказ, Беслан, Ардонская, Грозный и Нальчик;

почтово-телеграфные отделения: Алагир, Архонское, Балта, Владикавказ 1, Дарг Кох, Мизури, Христиановская (все во Владикавказском округе), Аттали, Грозный-Нефтепромыслы, Больше-Сунженское (все в Чеченском или Грозненском округе), Котлярская, Михайловская (оба во Владимирском округе) и Назрань (Назранский округ);

почтовые отделения: Александровская, Ассинская (оба во Владимирском округе), Владикавказ 2, Владикавказ 3, Гизель, Змейская, Карабульская, Магометанская, Николаевская, Ольгинская, Хумалаг, Эльхотово, Ларс (все во Владикавказском округе), Байсан, Кременчугско-Константиновская, Никольская, Ново-Ивановская, Ново-Полтавская (все в Кабардинском округе), Грозный-Вокзал (ж.-д. п.о.) и Слепцовская (оба в Чеченском округе). В принципе, эти марки могли продаваться во всех указанных учреждениях, кроме Кабардинского округа (центр – Нальчик), еще ранее вышедшего из состава республики и ставшего автономной областью.

гашение ВладикавказаБольшинство гашеных марок Горской ССР, которые в целом достаточно редки, имеют гашение Владикавказа, что вполне естественно. Довелось видеть также марку 5 коп. на вырезке из конверта, погашенную штемпелем «Слепцовская, Тер. 21.9.22. (Между прочим, эта марка выглядела беззубцовой, но в действительности это был экземпляр с удаленной перфорацией, с этой целью снятый и вновь наклеенный на вырезку).

Цельные же вещи с марками Г.С.С.Р. крайне редки. Существуют лишь считанные экземпляры. В частности, мне известны следующие:

1. Простое письмо, отправленное 25.08.22 из Владикавказа через Москву (30.8.22) в Берлин. Франкировка девятью 5-копеечными марками соответствует действовавшему на тот момент заграничному тарифу в 450000 руб. или 45 руб. 1922 г.

Из коллекции Мясковских
Из коллекции Мясковских

Из коллекции Мясковских

2. Заказное письмо, отправленное из Грозного 3.9.22 в Гудауты, Сухумская обл., т.е. Абхазия (куда прибыло 1.10.22) и франкированное тремя перфорированными марками 5 коп. в полном соответствии с внутренним тарифом на такое отправление. Фотокопия этого конверта была предоставлена мне в свое время Н. Мандровским.

3. Письмо из Владикавказа (23.8.22) через Новороссийск (29.2.22) и Москву в Таллинн, Эстония (10.9.22) также франкированное тремя марками 5 коп., т.е. по внутреннему тарифу, хотя отправление и было международное. Никакой доплаты взыскано не было. Конверт этот был описан в BJRP № 16.

Как мы видим, 5-копеечная марка действительно была самым ходовым номиналом. Отправления, франкированные другими марками, мне пока не известны. Дата гашения марок на последнем конверте на 2 дня более ранняя, чем дата выпуска марок, указанная в заметке Кузнецова (если, конечно, в журнальном описании конверта нет ошибки). С другой стороны, дата гашения в Слепцовской (на вырезке) почти на 2 недели более поздняя, чем дата изъятия марок из обращения согласно заметке. Трудно наверняка сказать, в чем тут дело: вполне возможно, что распоряжение об изъятии марок дошло до многих провинциальных учреждений значительно позже.

Таинственные номиналы: 3 и 4 коп.

Обратимся теперь к маркам достоинством в 3 и 4 коп., упомянутым в заметке Кузнецова как выпущенные, но не включенные ни в один из каталогов. Имя автора этой заметки мы находим в списке корреспондентов еще одного филателистического журнала того времени – «Крымский коллекционер», и его адрес указан как: Владикавказ – почтово-телеграфная контора. Не исключено, что он был почтовым служащим, причастным к выпуску этих марок. Во всяком случае, он был свидетелем этого выпуска. Поэтому, его информация вполне заслуживает доверия, хотя и не абсолютного.

С другой стороны, в каталоге Чучина утверждается: «Существующие в продаже надпечатки звезды и букв Г.С.С.Р. на других достоинствах марок Российской империи издания 1909-17 г.г. являются фальсификатами, так как, кроме указанных выше марок, никакие другие марки не перепечатывались и в продажу не выпускались».

На наш взгляд, это, мягко выражаясь, чересчур смелое заявление, так как достоинства 3 и 4 коп с подлинной надпечаткой все же существуют, хотя только в негашеном виде. В частности, экземпляр 4-копеечной марки показан и в статье Николаева (хотя по иллюстрации в журнале трудно с уверенностью судить о подлинности надпечатки).

Как уже упоминалось выше, составители каталога под редакцией Чучина руководствовались лишь имевшимися в СФА остатках марок этого выпуска, среди которых марок 3 и 4 коп. не было, но зато были беззубцовые 2 и 5 коп, в заметке Кузнецова не упомянутые. Никакими документами эти составители явно не располагали, и указанная заметка им, очевидно, не была известна. Между тем, отсутствие марок тех ли иных достоинств в остатках тиража вовсе не означает, что такие марки вообще не выпускались: они могли оказаться к моменту изъятия марок из обращения полностью израсходованными.

Тиражи этих марок могли быть совсем малыми, однако такие номиналы были вполне уместны. В частности, номинал 3 коп (= 30000 руб.) соответствовал тарифу на простое местное письмо. Эта и 4-копеечная марка могли использоваться также для оплаты денежных переводов и посылок. Однако доказать действительное наличие их в обращении могли бы, как минимум, только прошедшие почту экземпляры с четким штемпелем гашения соответствующего места и соответствующим образом датированным. А таковые пока что, насколько мне известно, не найдены.

Автор выражает искреннюю благодарность Игорю Мясковскому, США за помощь в подборе иллюстративного материала.

Автор: Александр Эпштейн, Эстония.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *