Марки-шоу, или Сувениры для Дудаева

Ноябрь 2, 2012 | By admin | Filed in: Дайджест, Филгеография.


Уже давно в кругах не только российских, но и зарубежных филателистов ходили упорные слухи о таинственной серии марок, подпольно выпущенных в начале 90-х годов ничтожным тиражом по заказу лично Джохара Дудаева для суверенной Чеченской Республики. Несколько лет назад какой-то филателист со страниц газеты «Вечерний Ростов» обратился к читателям с просьбой сообщить любую информацию о чеченских марках. Вскоре ведущий одного из центральных телеканалов обмолвился, что Дудаев при жизни якобы выпустил марку со своим портретом, чего не делал никто, кроме Гитлера. В остальном история с почтовыми знаками Свободной Ичкерии была окутана туманом и множеством домыслов сомнительного толка о баснословных ценах на эти раритеты, охоту за которыми ведут крупнейшие коллекционеры планеты. В конце концов серьёзные филателисты махнули рукой на все разговоры, посчитав их плодом досужих фантазий. И напрасно.

Чеченские марки

Сейчас наконец-то существование «чеченской» серии марок образца 1992 года наконец-то перестало быть тайной. Впрочем, серьёзные филателисты отказываются считать их полноценными марками, что, в принципе, справедливо. Однако, по крайней мере, не отказывают им в праве на существование. Зато история появления пяти марок Чеченской Республики смутного дудаевского времени, увы, до сих пор скрыта в тумане. Так, в ряде источников встречается ссылка на то, что эти марки отпечатаны в типографии… Ростовской спичечной фабрики. Откуда в Ростове взялась спичечная фабрика, авторы этой версии никак не объясняют. Видимо, это нечто вроде мифического «Азовского банка», как называют бывалые уголовники несуществующее богатство. Другие «исследователи» вопроса сообщают, что «дудаевская» серия стоит на рынке 200 условных единиц. Однако и это вызывает большие сомнения. Во всяком случае, в авторитетные каталоги чеченские марки 1992 года не попали. Так был ли мальчик? В смысле — марки-то были или нет?

Марки Чеченской Республики 1992 года выпуска в самом деле существуют, и они были выпущены действительно по прямому указанию генерала Дудаева. Вот они лежат передо мной – пять цветных прямо-угольничков с изображениями мятежного Джохара, имама Шамиля, шейха Мансура, Дома Правительства на площади Свободы, а также флага с гербом независимой Чечни.

ВАЛЕНТИН БЕРТА-МАРИЯ БЕНДЕР-БЕЙ
История их появления достойна сюжета если не приключенческого романа, то уж точно хорошего авантюрного рассказа. В центре её стоит личность колоритная – ростовчанин Юрий Туманов. Выпускник отделения журналистики филфака Ростовского университета, за свою бурную жизнь он сменил множество профессий: выпускал газеты, торговал, управлял небольшой рекламной фирмой, строил автозаправки, сторожил склады, сидел в следственном изоляторе, ездил на Кипр наниматься дворником…

Шел 1992 год — пора общероссийского разброда и шатаний, когда крупные и мелкие уездные князьки слишком буквально восприняли широкий жест царя Бориса — брать суверенитета кто сколько сможет. Это было благодатное время для авантюристов и мошенников всех мастей, тонко и умело игравших на амбициозных устремлениях региональных властителей. Яркой иллюстрацией служит и «дело о чеченских марках».

Идейным вдохновителем «ичкерийских игр» в филателию был вовсе не президент Дудаев. В начале 90-х у неистового генерала были куда более важные заботы, нежели выпуск марок. Он бы до этого не додумался. Но судьба послала ему одного из «великих комбинаторов», которые косяками всплывают на поверхность в смутные эпохи «великих перемен». Назовем этого деятеля Валентином.

– В 1992 году, когда эта история произошла, ему и тридцати не было, — рассказывает Туманов. — Валёк по жизни – великий комбинатор вроде Остапа Ибрагимовича. Он создавал фирмы, торговал «КамАЗами», полиэтиленом и повидлом. И всегда его намерения были, как воздух гор, чисты. Коммерческую деятельность он начал с того, что продал последние штаны и поместил в «Собеседнике» рекламу типа «если хотите приобрести сокровища всемирной литературы, срочно шлите деньги». К сему присовокупил длинный перечень – от секретов магии до четырёхтомника Марка Твена. Со всей страны полетели конверты с бабками, и Валентин вынужден был нанять нескольких длинноногих девок, чтобы эти бабки вытряхивать и складывать в сейфы. Дальше надыбал дешёвую типографию в Белоруссии, скоренько выпустил первый том чего-то и разослал подписчикам. Но тут СССР развалился, пошли таможенные пошлины, инфляция… Короче, книголюбов пришлось кинуть.

Туманов познакомился с Валентином, когда тот создал в Ростове представительство какого-то экзотического острова. Остров действительно существовал, но вот о существовании Валентина там не имели ни малейшего понятия. Комбинатор в очередной раз продал последние штаны, заказал большой и красивый флаг банановой республики и стал торговать акциями её неведомых рудников и плантаций. Вскоре пришлось отбиваться от любителей бананов и копей царя Соломона, совавших в нос Вале-островитянину кровно награбленные капиталы в обмен на красиво напечатанные пёстрые фантики.

– Если присовокупить, что Валентин когда-то держал цех шелкографии, станет понятно, что по натуре он был первопечатником. И тут подворачиваются чеченцы. Захожу к нему в кабинет, там сидят двое деятелей. Я их узнал: эти вайнахские братья со мной в университете когда-то учились. Ты же знаешь, Ростов был набит кавказцами, как баржа арбузами, – все вузы, втузы и ликбезы. Ну, поздоровались, то да сё. Валентин и говорит: раз вы старые знакомцы, присоединяйся к делу.

СКОЛЬКО ВЕШАТЬ В ОГУРЦАХ?
А дело состояло в следующем. Валентин, ко всем своим бесчисленным достоинствам (награда коим возможна лишь одна – виселица, как сказал бы Гоголь), был ещё и заядлым филателистом. Его коллекция марок по значимости числилась третьей в Ростове. Когда на него набрели чеченские коммерсанты с намерением прикупить пару гектаров золотых приисков, комбинатор сообразил, что тему можно развить. Играя на горячем стремлении маленького гордого народа к созданию собственной государственности, Валя резонно заметил, что ни одно приличное государство не может обойтись без почтовых марок: это всё равно что шашлык без барана! В качестве иллюстрации он продемонстрировал горцам альбомы с ликами разных президентов, монархов и животных.

Впечатлённые чеченцы (на одном из филателистических сайтов даже утверждается, что это были братья Бараевы) срочно выехали на историческую родину, где встретились лично с Джохаром Дудаевым (который кому-то из них приходился очень дальним родственником — типа вашему слесарю троюродный забор). Президент одобрил идею и отрезал: чтобы к концу года марки были! На дворе стоял июль, времени – вагон. Но требовался хороший исполнитель, поскольку сам Валя вынужден был ежедневно представлять далёкий остров, сидючи под ярким полотнищем и раздувая щёки. Тут и подвернулся Туманов.

– Много всяких загвоздок было, — вспоминает Юрий. — Во-первых, выпуск марок – епархия Гознака. За разумную инициативу можно было схлопотать неразумный срок. Все три типографии, которые на тот момент в Ростове работали с цветом – «Малыш», имени Ильича и имени Калинина, – отказали: мол, рисковать не будем… Хотя, я думаю, не в риске дело. Просто качество не вытянули бы. Тогда с цветоделением крах был. Делали на огромных студийных немецких машинах, занимавших полкомнаты. Специалистов – по пальцам пересчитать. Если бы для русского Вани эти марки лепили, расклад один. А тут… Выйдет у Джохара с лицом перекос, придётся остаток жизни голову под мышкой носить.

Стали мозговать, как обойти Гознак и выпустить такие марки, чтобы и лицо сохранить, и с законом не ссориться. Валентину пришлось проявить все свои комбинаторские способности. Дело в том, что почтовая марка должна отвечать ряду обязательных требований: на ней указываются год выпуска и номинал, помимо названия страны стоит слово «почта», а также, как правило, марка имеет перфорацию, то есть зубчики по периметру, а с тыльной стороны на нее наносится тонкий слой клея. С годом вопросов не возникло — 1992. Вместо перфорации Туманов предложил было пустить в ход специальное приспособление, которое женщины используют при выкройке одежды, а фотографы – при изготовлении резных ободков у фотографий. Но Валентин покрутил у виска: ты чего, вручную двадцать тысяч штук «постричь» – да шут с ними, с этими зубчиками! К тому времени уже были прецеденты: вышли марки, кажется, Молдавии и республик Прибалтики – и все без перфорации. Ну, а раз нет зубчиков, так одним чохом друзья решили и на обратную сторону клей не наносить: языки сохраннее будут.

Не стали указывать и почту: ограничились «Чеченской Республикой». Чечня, несмотря на все ее самостийные устремления, все же продолжала входить в состав Российской Федерации и в ведение российского почтового ведомства. Указать «Почту Чечни» значило бы совершить политическую бестактность, если не преступление. На это комбинаторы пойти не отважились.

– С эскизами проблем не было, чеченцы привезли из Ичкерии пять цветных слайдов, как я понял, утверждённых высшим руководством. Правда, речь шла только о картинках: портреты самого Джохара, имама Шамиля, какого-то шейха Мансура (личность тёмная и мне не известная), а также Дом Правительства в Грозном и герб республики в виде волка на зелёном знамени. Надписи и цену ставили уже мы – на месте.

Больше всего вопросов возникло по номиналу. Российские рубли и копейки чеченцы на своих марках видеть не захотели. Хорошо, говорим, а какая у вас там валюта ходит – тугрики, дирхемы или пенсы? У нас, говорят, пока никаких нет. Но рубли – не надо. Лады, решили просто цифры поставить. Как говорится, номинал «в огурцах».

Теперь новый вопрос: какую цену лепить? Тут уже я сам расставлял, на свой страх и риск. Дороже всех оценил Джохара, зная менталитет горцев. И потом: Дудаев ещё живой, если вдруг обидится, что его низко оценили, могут быть реальные неприятности. А Шамилю и Мансуру уже всё равно. Короче, места распределили так: Джохар – 700 баллов, Шамиль – 500, Мансур – 300. Герб Чечни оценили в 0,70, а Дворец Правительства и вовсе пошёл за бесценок – каких-то 0,30 условного «огурца».

Для справки: позже чеченские сепаратисты всё-таки попытались ввести так называемый «нахар» — свою «республиканскую» валюту. В 1994 году в Великобритании были напечатаны банкноты достоинством 1, 3, 5, 10, 50, 100, 500 и 1000 нахар, датированные 1995 годом. Однако почти все отпечатанные банкноты, находившиеся в госбанке Грозного, были уничтожены федеральными войсками..

«САПЕРАВИ» КАК ДВИГАТЕЛЬ ПРОГРЕССА
Оставалось подобрать подходящую типографию. Хотели уже искать за пределами Ростовской области, но тут Туманову добрые люди дали хорошую наводку: чего ты маешься, болезный, когда на Азовском комбинате детского питания в Кулешовке есть отличный цех цветной печати с первоклассным импортным оборудованием? Штампуют этикетки на яблочные пюре и соки для младенчиков. Берут любые заказы. Ну, любые не любые, а портрет Дудаева всё-таки на всякий случай показывать в производственном отделе не стали. Пропустили всё это кавказское народное творчество как «этикетки сувенирные». Под заказ подобрали отличную финскую бумагу, отстегнули кому надо за скорость и качество – и покатило!

По словам Туманова, заказ сделали быстро. Но, согласно русской традиции, не вовремя. Когда Юра, Валя и чеченцы прибыли забирать долгожданные марки, печатники развели руками: не ещё… Малость подождите. Пока вертелись барабаны, компания заскочила в азовский ресторан «Петровский вал», где подавали горячее мясо в горшочках и славное «Саперави». Когда повторно подкатили к цеху, снова оказалось «не ещё». Вернулись в «Петровский», добавили. И ящик «Саперави» прихватили с собой – для народа. Последнее обстоятельство сыграло положительную роль: барабаны завертелись намного шустрее. Было уже изрядно за полночь, когда операция завершилась. Все марки отпечатали на бумаге, свёрнутой в рулон.

Уже в Чечне их предстояло кропотливо и тщательно вырезать поштучно. Занятие ещё то… Зато качество превзошло все ожидания. Печатники даже прослезились: не ожидали, что могут выдать нечто подобное. Рулон вместил от 20 до 30 тысяч марок (кто там их считал…). Весь этот государственный заказ чеченцы унесли под мышкой. И с тех пор он канул в Лету…

Впрочем, в самой Кулешовке, куда я нагрянул в начале нового тысячелетия, чтобы проверить достоверность сведений, факт печатания чеченских марок отрицали. Начальник производства Анна Петровна Изотова ничего подобного припомнить не смогла. То есть никаких марок здесь не печатали — это наотрез! А этикетки — ну кто ж их упомнит, за десять-то лет… Но все — в рамках закона. А уж имам там какой или Санта Клаус — это на вкус заказчика, лишь бы без призывов к насильственному изменению строя или разжигания межнациональной розни.

Ну, какие-то этикетки кавказские товарищи заказывают — с видами аксакалов в папахах. Экзотика… И люди по-своему правы. В 1992-м Дудаев был всенародно избранным президентом Чечни, Россия не вела военных действий с мятежной республикой, так что в выпуске печатных «сувениров» нельзя усмотреть ничего противозаконного.

МАРКИ СТРАНЫ ГАНДЕЛУПА
Но для чего они были нужны, эти самые «чеченские марки»? Очевидно, что в том виде, в котором они появились на свет, использовать их по прямому назначению не было никакой возможности. Клеить их на почтовые отправления равносильно тому, что лепить на конверты и бандероли обертки от жвачки с изображением Микки Мауса. Помнится, в детстве у меня была книжка «Марка страны Ганделупы». Там один нехороший мальчик обманул доверчивого приятеля, обменяв у того дорогие марки на… этикетку от индийского чая, по краям которой вырезал зубчики. Вот с чеченскими марками — примерно тот же случай.

Другое дело — удовлетворение амбиций людей, стоявших у власти в Чечне. Надо знать кавказский менталитет, чтобы понять, как льстило самолюбию генерала Джохара лицезрение своего портрета на почти что настоящих марках!

Правда, на одном из филателистических форумов участники представили общественности несколько конвертов, где можно увидеть наклеенные и погашенные «джохаровские» марки. Например, письмо из Ведено (Чечня) в Ташкент (Узбекистан). Исходящий штемпель Ведено, входящий штемпель Ташкента. Есть также конверт из Грозного в Смоленск. Но, скорее всего, речь всё-таки идёт о мистификациях. Хотя в Ташкент и этикетку от жвачки могли пропустить. Узбеки…

Вернёмся, однако, к рассказу Туманова.

– К слову: решили мы с Валентином получить автограф Дудаева – для прикола. И говорим чеченцам: мол, по всем правилам оригинал портрета государственного деятеля должен быть им заверен. Пускай Джохар с обратной стороны поставит свою подпись: типа всё в норме, гляжусь в себя, как в зеркало. Чеченцы покивали и увезли портрет Дудаеву. Черкнул там президент чего или нет – про то не ведаю. Может, у Валентина и лежит автограф где-нибудь в Италии. Последний раз ребята от него привет передавали откуда-то с Апеннин. Взял здесь крупный кредит и слинял без горя на солнечное Средиземноморье. Пацаны говорили, открыл там ресторан, что ли. Звал: приезжайте, здесь, говорит, лохов – немерено!

Что с этими марками дальше было, сказать не могу. Поначалу, может, их там настрогали несколько сотен: гостям раздать или куда налепить. А потом наигрались да сунули рулон в угол, где он сгнил или сгорел во время первой войны. Кому тогда в Ичкерии марки были нужны? Знаю только, что Валентин за них срубил хорошие бабки, а мне достались крохи. Ну и несколько серий для себя на память заныкал. Так что теперь «чеченская серия» — бесценный документ эпохи. Вот парочку блоков тебе подарил, несколько у меня… Вряд ли ещё кто сохранил эти пестрые фантики. К тому же покатили войны, разруха, партизанщина… Я так мыслю, от этих марок вряд ли что осталось.

Насчёт судьбы ичкерийских марок Туманов неправ. На сайте израильских филателистов в Интернете мне встретилось любопытное объявление: «Предлагаем единственную официальную полную шестимарочную стандартную серию марок Чеченской Республики Ичкерия. Отдельная серия, беззубцовые люкс-блоки, один из комплектов которых получил в августе 1999 года Борис Ельцин». Судя по всему, речь идёт о какой-то другой серии марок: в «кулешовской» – только пять штук, без блоков.

Телеведущий Михаил Осокин в интервью газете «Пермские новости» (№ 44 (1268) от 29.10.2004) на вопрос – «Ваши последние приобретения в коллекцию почтовых марок?» отвечает:

-Серия марок из Чечни — они были напечатаны в то время, когда во власти были сепаратисты. С портретом Дудаева, имама Шамиля. Что любопытно, купил я их в одном из книжных магазинов Москвы — они были среди других марок, посвященных регионам Российской Федерации.

По поводу московского книжного магазина можно уточнить: есть свидетельства некоторых филателистов, что «джохаровская» серия продавалась в «Библио-Глобусе».

Попытки выпуска чеченских марок предпринимались и позднее. Так, 2 марта 1993 года в лондонском гостиничном номере были найдены тела расстрелянных братьев Руслана и Назарбега Уциевых. Руслан Уциев был заместителем председателя Военного Совета Чечни. Обоих застрелили профессионально — с обязательным контрольным выстрелом в голову. У братьев было официальное поручение чеченского правительства провести переговоры о печатании чеченских денег, марок и паспортов. Не судьба…

Несколько серий марок появились в Чечне в 1996 году — в частности, «Хищные птицы Кавказа». Что-то типа горных долбоносов.

Есть смутные сведения о том, что марки «независимой Ичкерии» печатались также в Турции: об этом пишет в книге «Битва за Балканы» Евгений Чуйков. Но – чего не знаю, того не знаю. А наша, донская «ичкериада» — вот она, передо мною. И, глядя на неё, я вспоминаю цитату из очерка Николая Челнока «Деньги сэра Роуленда», напечатанного ещё в 1998 году:

«Внимательно следите за созданием новых территорий. Например, так называемая “независимая” республика Ичкерия (Чечня) выпустила свои марки. И за рубежом марки с изображением Джохара Дудаева ценятся довольно высоко. Будущее такой “независимой” страны неизвестно. Но вспомните, что написано выше о марках “временных” территорий: их цена будет только расти».

Поживём – увидим…

Copyright: Фима Жиганец, 2008
www.proza.ru/avtor/fimasid


Tags:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *