Первая страница «Почты СССР»

Октябрь 31, 2012 | By admin | Filed in: Дайджест.


В августе 1923 гола поступила в почтовое обращение серия, посвященная Первой сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставке. С нее началась новая страница отечественной филателии— на марках впервые было обозначено «Почта СССР».

С тех пор прошло полвека, но интерес к этим маркам не ослабевает. И это весьма понятно. Они не только документально отразили событие, сыгравшее видную роль в истории экономического развития нашей страны. Они свидетельства интереснейшего периода советской филателии, привлекающего к себе внимание многих исследователей.

Побывав недавно в Ленинграде, я встретился с двумя известными коллекционерами — Серафимом Матвеевичем Бабинцевым и Яковом Михайловичем Бовиным, в собрании которых находятся интереснейшие официальные и почтовые документы, относящиеся к памятному выпуску 1923 года.

Первому из них, тогда еще ученику школы небольшого вятского городка Нолинска, посчастливилось побывать на выставке.

— За полвека многие детали, конечно, стерлись в памяти.— рассказывает Серафим Матвеевич,— но хорошо помнится «Уголок имени Ленина», павильон сельскохозяйственных машин, казавшихся тогда чудом для тех, кто приехал из глубинки.

Запомнился и отдел по борьбе с голодом, который потряс нашу страну в 1921 году. В этом отделе размещалась специальная экспозиция «Филателия в борьбе с голодом». В ней были представлены сведения о продаже почтово-благотворительных выпусков, денежных поступлениях в фонд помощи голодающим, а также коллекции марок.

Непосредственно Наркомпочтель в выставке не участвовал и еще в мае 1923 г. известил об этом Главвыставком, сообщив, что только окажет содействие: откроет на территории выставки временные почтово-телеграфные отделения с быстродействующими буквопечатающими телеграфными аппаратами. Однако несколько позднее выставочный комитет возбудил в Наркомпочтеле ходатайство о выпуске специальных марок. И тогда почтовое ведомство согласилось срочно издать такую серию—к 1 августа.

И она, как известно, была выпущена. Правда, не к намечавшемуся сроку, а с некоторым опозданием.
18 августа 1923 г. вышел циркуляр Наркомпочтеля за № 1/1164, в котором сообщалось, что «в городах Москве, Петрограде. Харькове, Одессе, Ростове-на-Дону, Казани, Инжнем-Новгороде и Минске, начиная с 16 сёго августа (подчеркнуто нами — ред.), и в городах Ташкенте, Екатеринбурге. Николаевске, с момента получения на месте, выпускаются в обращение новые знаки почтовой оплаты, изданные в ознаменование открытия Всероссийской сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставки в Москве…» Далее шло описание марок.

В отношении серии до сих нор, к сожалению, остаются невыясненными некоторые обстоятельства. Не ясна история создания оригиналов миссий. В журнале НКПиТ «ЖИЗНЬ связи» (№7, 1923) в заметке об упомянутом нами ходатайстве Главвыставкома сообщалось, что марки будут выпущены по эскизам художника Лебедева, оформлявшего тогда обложки издававшегося Глапвыставкомом «Вестника». Но серия вышла по эскизам Г. Пашкова. Далее, в циркуляре Наркомпочтеля указывалось, что рублевая марка изображает сеятеля, а в серии этот сюжет вышел на двухрублевой марке (№№ 92, 96). И, наконец, не закрыт пока вопрос о сроках продажи. Все прежние каталоги и справочники сообщали, что «марки находились в продаже с 19 августа по 15 сентября 1923 г.». В последнем же каталоге, изданном в 1970 г., днем начала продажи указано 18 августа.

В связи с этим хотелось бы еще раз подчеркнуть начало реализации, определенное в циркуляре Наркомпочтеля, — 16 августа! Надо полагать, что со временем найдутся почтовые отправления, франкированные марками рассматриваемой серии, погашенные и 16, и 17 августа, как нашлось в свое время гашение 18 августа, внесшее коррективы в каталожные сведения.

Выставка, как известно, работала два месяца — по 10 октября 1923 года. Все это время действовали и размещенные на ее территории почтовые отделения, которые гасили корреспонденцию специальными штемпелями. Срок закрытия отделении документально зафиксирован в циркуляре Наркомпочтеля за № 32/1642 от 2 ноября 1923 г.: «…В связи с закрытием Всероссийской выставки, находившиеся на ее территории почтовые отделения закрыты, прекратили прием и отправку корреспонденции».

О том, что специальные штемпеля применялись во все дни экспозиции, свидетельствуют почтовые документы, хранящиеся, в частности, в коллекции Якова Михайловича Вовина.
Письма, посланные с выставки, представляют ныне большой филателистический интерес, как вещественные доказательства важного события в жизни нашей страны. О многом они могут рассказать пытливому собирателю…

В «Каталоге советских специальных почтовых штемпелей», изданном в 1963 г. (его составил Я. М. Вовин), на стр. 5 приведены три спецштемпеля, использовавшиеся в почтовых отделениях выставки. Первый из них представляет собой два концентрических круга, между которыми расположен текст «Москва. 1-я Всесоюз. сель.-хоз. выставка», что (в отличие от указания на марках — Всероссийская) подтверждает общесоюзный характер экспозиции. В центре штемпеля — переводная календарная дата, причем месяц обозначен римскими цифрами.

На рис. 1 вы пилите лицевую сторону конверта письма, франкированного всеми четырьмя беззубцовыми марками серии. Это письмо начало свои путь во втором почтовом отделении 24 августа 1923 года. Текст штемпеля: «Москва П. Т. О. № 2 Выставка».

Хорошо известен коллекционерам и опальный штемпель, с литерой «4». Его текст идентичен предыдущему. Разнится он тем, что месяц указан арабскими цифрами, а год —двумя последними арабскими цифрами. Этот штемпель мы представляем вашему вниманию на двух отправлениях: письме, франкированном четырьмя зубцовыми марками серии (послано 9.10.23) (рис. 2 — лицевая сторона, рис. 3. — обратная), и почтовой карточке, оплаченной двумя марками № 66 (надпечатка пятиконечной звезды с серпом и молотом, текста «РСФСР» и нового номинала на марках дореволюционной России 1909—1917 гг.),— и одной маркой № 84 из Третьего стандартного выпуска РСФСР (рис. 4). Карточка погашена 24.9.23.

Ознакомьтесь еще с одним, малоизвестным и не представленным в каталоге спецштемпелем (рис. 5) с литерой «8». применявшимся в почтово-телеграфном отделении выставки.

Он графически идентичен штемпелю П. Т. О. № 2. Разница в том, что месяц обозначен арабскими цифрами, а год двумя последними.

Эта находка попала к Вовину после того, как каталог вышел из печати. Карточка франкирована марками № 84, 80, 83. 80 (слева направо), погашена 4.10.23.
…Все воспроизведенные здесь целые вещи представляют большой интерес еще и вот почему. Вы наверное, обратили внимание на то, что оба письма (рис. 1—3) франкированы на одинаковую сумму, но за второе получателю пришлось внести доплату. Возник, видимо, у вас вопрос и по поводу франкировки карточек.

Давайте внимательнее рассмотрим эти почтовые документы, в том порядке, в котором они проходили почту. Это необходимо для того, чтобы соотнести данные отправления с периодами действия почтовых тарифов.

Надо вспомнить, что тарифы в 1923 году менялись более десяти раз. Только в период работы выставки — четырежды: 20 августа, 1 и 16 сентября и, наконец. 1 октября, когда они были установлены в твердых, «золотых» копенках. 11 октября в обращение поступили марки «золотого» стандарта, но до 30 ноября использовались и марки прежних выпусков, что наложило особый отпечаток на франкировку корреспонденции.

Пользуясь тарифными таблицами, составленными В. Карлинским на основании официальных распоряжений Наркоммочтеля (см. № 9 сборника «Советский коллекционер»), составим такую табличку с интересующими нас сведениями:

Франкировка первого письма (рис. 1) более чем в два раза превышает тариф. Оно, видимо, было послано в чисто филателистических целях. В пользу этого свидетельствует и адрес: почтовый маршрут письма закончился там же, где и начался,— в почтовом отделении выставки.

Интересен анализ франкировки карточек. Кстати, обе они дореволюционных выпусков, остатки тиража которых использовались в первые годы Советской власти. В верхнем правом углу каждой стоит штамп размером 45X17 мм: эмблема (солнце в зените, серп и молот, буквы РСФСР) и текст «Бланк Моск. П-тл» (.Московского почтамта). На второй карточке этот штамп почти полностью закрыт мирками и штемпелями.

Карточка, погашенная на выставке 24.9.23 (рис. 4), франкирована на сумму 10 р. + 200 р. + 200 р. =410 руб. В чем же дело? Ведь в это время (с 16.9 до 1.10.23) тариф простой карточки был равен 13 рублям. При чем же тогда 410 руб?

«Арифметика» здесь простая. Марка № 66 (с надпечаткой 200 руб. на 15 коп.) хоть и вышла в начале 1923 года, но номинал ее обозначен в дензнаках 1922 года, 100 руб. которых были приравнены к 1 рублю дензнаками 1923 г. Следовательно, в сентябре 1923 г. номинальная стоимость 200 рублевой марки № 66 равнялась 2 рублям.

Марка же № 84 (10 руб.) вышла летом 1923 г., и ее номинал был обозначен в новых дензнаках.

Уяснив это, высчитаем суммарный номинал франкировки карточки. Он будет такой: 10 р. + 2 р. 4- 2 р. = 14 руб., что с небольшим превышением соответствует тарифу на данный вид отправления.

Разберемся со второй открыткой (рис. 5). франкированной марками № 84, 80, 83, 80. Их суммарное выражение: 10 р. + 100 р. + 5 р. + 100 р. = 215 руб. что в пересчете на дензнаки 1923 г. составляет номинальную стоимость 10 р. + 1 р. + 5 р. + 1 р. = 17 руб.

Как мы знаем, карточка была послана 4 октября, на четвертый день после введения «золотой» валюты, в свою очередь, естественно вызвавшей изменение почтовых тарифов.

Опытные филателисты хорошо знают, что курс золотого рубля стабилизировался не сразу. В течение первых двух месяцев он изменялся ежедневно. В октябре и ноябре 1923 г. «Известия ВЦИК» из номера в номер публиковали курс золотого рубля. Именно им и необходимо пользоваться для определения в «золотых» копенках почтового номинала марок на каждый определенный день рассматриваемого периода.

4 октября, в день отправки карточки, валютный курс был таков: 1 зол. руб. = 425 руб. дензнаками 1923 г., или 1 зол. коп = 4,25 руб. Значит, в пересчете франкировка карточки составляет 17:4,25 = 4 коп. золотом, что в точности соответствует тарифу на простую карточку, действовавшему в этот период.

По такому же принципу расшифровывается и франкировка доплатного письма.

На него наклеены четыре зубцовые марки серии на сумму 15 руб. (на оборотной стороне конверта, рис. 3), которая, как указывалось, продавалась до 15 сентября. Тут надо внести некоторую ясность: тот факт, что марки погашены 9.10.23, ни в коей степени не подвергает сомнению срок окончания реализации серии. Безусловно, эмиссии приобретены отправителем гораздо раньше, чем были использованы в прямых почтовых целях.

9 октября, в день отправки письма, валютный курс I зол. руб. равнялся 475 руб. образца 1923 г., то сеть 4,75 руб. = 1 зол. коп. Таким образом, суммарный номинал марок в пересчете на твердую валюту составляет 15:4,75=3.14 коп. золотом. Иначе говоря, эмиссионная стоимости. четырех марок выставочной серии 9 октября была не 15 руб. (1 р. + 2 р. + 5 р. + 7 р.), а 3.14 коп. новой твердой валюты. Прибавьте к этому 9 коп. доплаты. Получится 12 коп. с небольшим превышением. В данный период это был тариф иногороднего закрытого заказного письма. Да, скажут некоторые, но «наше-то» письмо было простым, а не заказным! Все правильно: доставка простого письма с доплатой уравнивает его по стоимости почтовой оплаты с заказным. И то, и другое вручается адресату непосредственно на руки.

…Мы так подробно рассмотрели и проанализировали эти отправления не только потому, что они имеют несомненную историческую значимость, но и для того, чтобы наглядно показать, как нужно подчас «прочитывать» старые франкировки, относящиеся к периоду первых лет советской почты Это необходимо для изучения и правильного использования в коллекции интереснейшего филателистического материала — целых вещей, прошедших почту.

В. Майоров.
Филателия СССР. 1973. №10


Tags:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *