Белорусские провизории

Ноябрь 30, 2012 | By admin | Filed in: Общие статьи.


Известно, что в первые годы после победы Октябрьской революции для оплаты всей почтовой корреспонденции повсеместно были использованы старые запасы почтовых, сберегательных и контрольных марок Российской империи.

С 1 января 1919 года по декрету Советского правительства от 21 ноября 1918 года все граждане Республики Советов имели право бесплатно пересылать простую корреспонденцию весом до 15 граммов. Это способствовало тому, что потребность в знаках почтовой оплаты была доведена до минимума. Почтовые марки употреблялись только при пересылке заказных и ценных писем, а также бланков денежных переводов. На рисунке 1 показана почтовая карточка, отправленная по бесплатному тарифу 9.2.19 года из Минска в Петроград.

почтовая карточка, отправленная по бесплатному тарифу 9.2.19 года из Минска в Петроград

В период 1919 года почтовое обращение в стране не было интенсивным. Однако уже в середине 1920 года, когда гражданская война приближалась к победному концу, оно стало заметно возрастать. Большие финансовые затруднения страны послужили причиной того, что бесплатный тариф на пересылку почтовой корреспонденции был отменен. Это вызвало, в свою очередь, резкий спрос на знаки почтовой оплаты. В то время по техническим причинам нельзя было изготовить быстро и в большом количестве новые советские марки. Поэтому правительство приняло решение вновь временно использовать запасы старых почтовых знаков, а также сберегательных и контрольных марок, произведя их соответствующую переоценку. Это решение выразилось в следующем постановлении Советского правительства:

«Постановление Совета Народных Комиссаров о переоценке знаков почтовой оплаты в связи с повышением почтовой таксы.

Совет Народных Комиссаров постановил почтовые марки достоинством в 1, 2, 3, 4, 5, 7, 10, 14, 15 и 20 копеек увеличить стоимостью при продаже и оплате, корреспонденции в 100 раз. Юбилейные царские марки с портретами царей изъять из обращения за ненадобностью.

Председатель СНК В. Ульянов (Ленин) Управляющий делами Бонч-Бруевич
Секретарь Фотиева
Москва, Кремль, 3 марта 1920 года».

Это постановление было принято и понято многими местными почтовыми учреждениями довольно своеобразно. Для переоценки знаков почтовой оплаты стали применять на местах специальные надпечатки, надписи от руки и т. д. Иногда на переоцененных марках даже не ставился новый номинал, а только печать почтового учреждения. Все это делалось еще и потому, что на руках у населения, у бывших владельцев мелких лавочек оставалось большое количество неиспользованных почтовых знаков царской России. Так появились марки периода 1920—1922 годов, носящие название «местные провизории».

На территории Белоруссии в 1920—1921 годах только в четырех городах применялись местные провизории: в Минске, Рогачеве (Минской губернии), Сураже и Себеже (Витебской губернии).

В течение 1918—1919 годов Минская почтово-телеграфная контора неоднократно эвакуировалась. Это привело к тому, что хозяйство конторы было растеряно и в 1921 году к очередной переоценке сберегательных и контрольных марок царской России их не оказалось на складе почтового узла. Поэтому для переоценки решено было использовать некоторые запасы 2-, 3- и 5-копеечных стандартных марок старого образца Минской почтовой конторе перед пуском в продажу пришлось как-то отличить свои марки от марок, оставшихся у населения. Самым простым было бы сделать надпечатку переоценки на марках, как это делали другие почты. Но, по-видимому, на изготовление специального штемпеля-надпечатки не хватало времени. Поэтому на марках решили поставить печати Комиссара Почт и Телеграфов Белоруссии, Так возникли минские провизории. С оттисками круглых печатей марки поступали в продажу по 250 рублей каждая, наклеивались па почтовые отправления и поверх печати гасились обычным почтовым штемпелем.

1. Первый тип -41 мм, двустрочная надпись по окружности: «Рабоче-Крестьяиское Советское Правительство Белоруссии». Внутри по окружности «Комиссар Почт, Телеграфов и Телефонов», под шитом с серпом и молотом надпись в три строчки «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». Оттиск ставился на 4—6 марках. Известно два цвета оттисков: на 2-копеечных марках с зубцами — сине-фиолетового, на 3- и 5-копеечных с зубцами — черного цвета. На рисунке 2 воспроизведена эта печать.

2. Второй тип печати -35 мм. Двустрочная надпись по окружности: «Советская Социалистическая Республика Литвы и Белоруссии, Чрезвычайный Комиссар Минского Почтово-Телеграфн. узла», в центре серп и молот и надпись в три строки «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». Оттиск ставился на 4 марках 5-копеечного достоинства с зубцами. Цвет оттиска — черный. Эта печать показана на рисунке 3.

минские провизории

В каталоге под редакцией Ф. Г. Чучина (1927 г.) указано, что минские провизории вошли в обращение в 1922 году (месяц не указан). Дата эта требует уточнения, ибо существуют минские провизории, прошедшие почту в сентябре 1921 года. На рисунке 4 показана вырезка с конверта заказного письма — 5 трехкопеечных марок с зубцами, переоцененных по 250 рублей, что соответствует тарифу от 15.VII1.1921 года на иногородние заказные письма — с датой отправления из Минска 15.9.21 г. На марках поставлен черный оттиск каучуковой печати 1 типа. На рисунке 5 — квартблок 2-копеечных стандартных марок с зубцами, с оттиском печати 1 типа сине-фиолетового цвета (оттиск очень слабый). Марки погашены календарным штемпелем «Минск, губ. 3», индекс «б» с датой «12.2.22». Переоцененные таким образом марки Минской почтовой конторы употреблялись не только в городе Минске, но и в ряде других почтовых контор, подчиненных Минской, — в Заславль, Логойске, Игумене (ныне Червень), Ракове и т. д. Минские провизории употреблялись до полного истощения запасов переоцененных марок, даже после поступления в Минск советских государственных знаков почтовой оплаты. За неимением исследовательского материала и исторических данных последний срок употребления минских провизории пока не установлен.

О других провизориях Белоруссии известно тоже не так уже много. К моменту переоценки 1921 года в Себежской почтовой конторе (Витебская губ.) в наличии оказались только стандартные марки России без зубцов 1-копеечного и 2-копеечного достоинства и 15-конеечные с зубцами. Первоначально была произведена переоценка 15-копеечных марок. Они пускались в продажу по 250 рублей каждая, и эта новая цена писалась на марке от руки красными чернилами. Спустя некоторое время для марок в 1 и 2 копейки была применена надпечатка нового номинала «250» (руб.). Переоценка производилась ручным металлическим штемпелем черной краской. В том же каталоге под редакцией Ф. Г. Чучина указано, что существует еще надпечатка этим же штемпелем на 10-копеечной сберегательной марке и надпись нового достоинства красными чернилами от руки на стандартной марке в 10 копеек с зубцами. В других источниках и публикациях того времени существование этих марок не подтверждается. Зато указывается, что надпечатка на себежских провизориях цифры «250» встречается двух типов. Первый — на марках в 1 копейку, второй — на 2-копеечных марках. Отличия этих типов надпечаток не расшифрованы (рис. 6 и 7).

Первые провизории в Белоруссии появились в 1920 году в городах Рогачеве (Минской губ.) и Сураже (Витебской губ.). Суражская провизория всего одна — стандартная марка Российской империи достоинством в 15 копеек с надпечаткой ручным штемпелем фиолетовой краской цифры «15» и буквы «Р». Эта надпечатка встречается большей частью перевернутой. Наибольшее количество марок подвергалось переоценке в городе Рогачеве. Надпечатка черной краской цифр нового достоинства была сделана на восьми разных зубцовых и беззубцовых стандартных марках Российской империи. Новых данных о провизориях Рогачева и Суража пока не найдено. Однако мы надеемся, что читатели журнала сообщат известные им подробности о белорусских провизориях.

Период 1920—1921 годов является одним из интереснейших в истории советской филателии. Марки местных выпусков стали своеобразными историческими памятниками побед Советской власти в гражданской войне. Поэтому понятен все больший интерес к маркам этого периода у советских филателистов. Однако, кроме указанного выше каталога под редакцией Ф. Г. Чучина за 1927 год, у филателистов, интересующихся местными выпусками, нет никакой другой литературы, нет специальных исследовательских статей. В каталоге Ф. Г. Чучина, несомненно, есть ошибки и пропуски, да и само издание стало библиографической редкостью и имеет его далеко не каждый филателист. Видимо, публикация специальных исследовательских статей о провизориях 20-х годов принесла бы любителям этой темы большую пользу.

Л. Колосов.
Филателия СССР. 1974. №2


Tags: ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *