Подделки надпечаток служебных марок воздушной почты РСФСР 1922 года

Май 15, 2013 | By admin | Filed in: Криминал.


Служебные «консульские» марки воздушной почты РСФСР появились вскоре после образования паритетного русско-немецкого общества воздушных сообщений «Дерулюфт». Хотя вначале после открытия полетов между Москвой и Кенигсбергом самолеты общества доставляли только дипломатическую почту, его уставом была предусмотрена возможность пересылки и платной корреспонденции, оплачиваемой при отправке из Москвы советскими марками, а при отправке из Германии — немецкими.

В этот период в связи с широким развитием торговых отношений между РСФСР и Германией в Берлине находился ряд представительств советских торговых и промышленных организаций, не обладавших, однако, дипломатическим статусом. Имея оживленную переписку с Москвой, эти организации испытывали неудобство в связи с тем, что существовавший в Германии официальный порядок приема почты в РСФСР с двухнедельным интервалом приводил к задержкам все возрастающей служебной корреспонденции. С целью устранения этих задержек по инициативе советского дипломатического представителя в Берлине М. Крестинского было предложено отправлять почту советских представительств вместе с дипломатической корреспонденцией. Однако в отличие от дипломатической, почта торговых представительств должна была быть оплачена надлежащим образом с учетом действующих тарифов на авиапочту. Для учета этих платежей использовали остатки служебных консульских марок царской России, на которых сделали известную надпечатку новой принадлежности и номинальной стоимости.

Инициатива дипломатического представительства не получила одобрения соответствующих органов в Москве, в результате чего поступил приказ прекратить доставку общей почты вместе с дипломатической, а выпущенные марки переслать в Москву. Это распоряжение было исполнено, а типографский набор надпечатки уничтожен.

Такова краткая информация об истории появления «консульских» служебных марок воздушной почты РСФСР, необходимая для правильной оценки и классификации известных подделок этого выпуска.

В американском филателистическом журнале «РОССИКА» № 62 за 1962 год была опубликована статья майора Прада о «консульской воздушной почте». В этой статье указано на существование множества подделок «консульских» марок. Ссылаясь на известного коллекционера К. Адлера, автор статьи заявляет, что 90 процентов находящихся в обращении среди филателистов марок этого выпуска имеют фальшивую надпечатку. Далее он утверждает, что известно три типа фальшивых надпечаток, сделанных оригинальным типографским набором, который обнаружили в Риге. Отличить фальшивые надпечатки от подлинных можно лишь по их цвету и блеску. Для этого необходимо поместить марку под определенным углом против света. В таком положении подлинная надпечатка становится незаметной, а у фальшивой надпечатки продолжают четко просматриваться контуры.

Еще при жизни доктора П. Лаврова тщательно и всесторонне изучали такой способ экспертизы и пришли к единодушному заключению, что мнение, высказанное в статье майора Прада, является субъективным и неточным. При этом наша практика подтвердила мнение эксперта инженера И. Браунштейна, являющегося наиболее авторитетным специалистом по «консульскому» выпуску, что до сих пор никому не удалось подделать эту надпечатку так, чтобы избежать отличий формы, размеров и расположения отдельных букв от подлинного выпуска. По нашему мнению, этот критерий является основным и решающим при экспертизе подлинности «консульских» марок. Как бы тщательно ни воспроизводилась оригинальная надпечатка при подделке, принципы печатной техники не позволяют избежать при этом хотя бы небольших отличий в деталях, которые можно установить при тщательной экспертизе.

С целью более объективного и верного подхода при анализе статьи из журнала «РОССИКА» мы попросили прокомментировать ее инженера И. Браунштейна и экспертов Всесоюзного общества филателистов СССР. Мнение И. Браунштейна полностью адекватно нашей позиции. Его основные положения сформулированы следующим образом.

«— Статья, опубликованная в журнале «РОССИКА», мне известна. Я с ней абсолютно не согласен и сразу же сообщил об этом в редакцию журнала. Еще в 1966 году на выставке «Интерпекс» я экспонировал свою специализированную коллекцию выпуска «консульских» служебных марок воздушной почты и устроил там же симпозиум по этому вопросу для читателей журнала «РОССИКА», интересующихся этими марками.

— Действительно, между подлинной и поддельной надпечатками существует различие при определенном угле зрения, однако оно нестабильно и сильно зависит от угла падения освещающего света.

— Подделки надпечатки были сделаны на отдельных марках или их квартблоках, но никогда на целых листах. Все фальшивые надпечатки на квартблоках имеют одинаковые отличительные особенности.

— Другим критерием подлинности при экспертизе этих надпечаток является их качество. Подлинные надпечатки всегда выполнены очень ясно, тщательно и аккуратно, без повреждений отдельных букв, пропусков, точек, затеков или отсутствия краски в различных словах. Около 80 процентов фальшивых надпечаток имеют заметные дефекты и погрешности, сразу позволяющие классифицировать их как подделки без дополнительной экспертизы.

— Мне удалось купить все фальшивые клише, которыми пользовались при фальсификации «консульских» марок воздушной почты в Париже».

Мнение совета по научным исследованиям и экспертизе Московского отделения ВОФ, которое подписал председатель совета В. Притула, по существу сходно с высказыванием И. Браунштейна. Основные положения заключения В. Пригулы состоят в следующем:

«— Многочисленные экспертизы подлинности «консульских» марок воздушной почты РСФСР показали, что подлинные надпечатки имеют характерные особенности, позволяющие отличить их от подделок. Как совершенно справедливо отмечает И. Браунштейн, в отличие от четкой, ясной и аккуратной подлинной надпечатки, у подделки многие буквы имеют залитые краской места соединений отдельных деталей. Кроме того, в фальшивых надпечатках буквы часто имеют различный наклон. Эти отличия настолько характерны и ясно различимы, что позволяют опытному эксперту во многих случаях отличить подделку уже по внешнему виду, не проводя дальнейшей подробной экспертизы.

— Мнение И. Браунштейна о том, что подделки изготовлены обычно на отдельных марках или квартблоках, а не на целом печатном листе, является обоснованным. Этот признак может служить дополнительным критерием подлинности при проведении экспертизы.

— Говоря о критерии подлинности надпечатки по цвету, надо прежде всего иметь в виду, что подобная экспертиза может быть сделана только при стандартном освещении одного типа. Самым хорошим освещением является, очевидно, свет ультрафиолетовых лучей, который имеет практически одинаковую длину световой волны для всех типов употребляемых специальных ламп. При этом освещении подделки немного отличаются цветом от подлинных надпечаток. Однако, как показало практическое сравнение, это отличие в цвете заметно достаточно явно и при обыкновенном освещении. Для подлинных марок характерен яркий цвет с кирпичным оттенком, который до сих пор ни разу не встречался у фальшивых надпечаток. Этот отличительный признак совместно с ранее описанными критериями подлинности может быть вполне убедительным для достаточно опытного специалиста. Надо, однако, отметить, что необходимо длительное время изучать цвета подлинных и фальшивых надпечаток для того, чтобы, как считает И. Браунштейн, сделать уверенное заключение о подлинности экспертируемых экземпляров.

— Действительно, часть подделок, выполненная не специальными типографскими красками, имеет при определенном угле светового потока характерный блеск. В то же время, встречаются экземпляры, по многим другим признакам безусловно фальшивые, которые сохраняют матовый цвет при любом угле освещения. Аппеляция А. Прада по этому вопросу на высказывание К. Адлера вызывает сомнение, так как в личной беседе К. Адлер высказывал свой взгляд на характерные отличия подлинных надпечаток несколько иначе. Хотя он и различал фальшивые надпечатки от подлинных по их блеску, в то же время он не считал этот признак единственным и вполне достаточным для достоверного суждения о подлинности надпечатки.

— Вызывает сомнение также и ссылка на мнение К. Адлера, что 90 процентов встречающихся марок консульской воздушной почты являются фальшивыми. По вопросу о количестве и типах фальшивых надпечаток наиболее глубокие и подробные исследования были проведены, по нашему мнению, И. Браунштейном. Имеющиеся у него полные и реконструированные печатные листы этих марок могут служить совершенно достаточным критерием для высказывания вполне ответственного и квалифицированного суждения о подлинности любых экземпляров.

— Самым характерным критерием при удостоверении подлинности этих надпечаток являются, по нашему мнению, темные контуры краски по краям букв, которые вызваны сильным давлением печатной формы, и брызги краски вокруг них.

— Данные, опубликованные И. Браунштейном в его работе, напечатанной в № 186, 187 журнала «Баласси Мэгэзин» за 1969 год, являются самыми полными, глубокими и подробными и могут служить достаточным основанием для проведения квалифицированной экспертизы подлинности любых экземпляров марок консульской воздушной почты».

Приводя высказывание советских экспертов, мы хотим отметить, что они и ранее высказывались по этому вопросу после того, как в циркуляре Международной ассоциации филателистических экспертов (АИЭП) № 26 от 12 сентября 1961 года была опубликована информация, предупреждавшая о появлении в филателистических магазинах и на аукционах по несоразмерно низкой цене многочисленных экземпляров «консульских» марок, вызывавших сомнение, несмотря на наличие гарантийных знаков «Жемчужин» (зеленого цвета) и «Рихтер» (черного цвета). При этом позднее их пытались выдавать за дополнительное, второе издание или государственные новоделы. Уже тогда на официальный запрос АИЭП компетентные советские специалисты безоговорочно заявили, что все подобные так называемые допечатки второго тиража или коммерческие государственные новоделы являются подделками.

В заключение следует отметить, что проблема экспертизы подлинности «консульских» марок воздушной почты безусловно достаточно сложна. Однако можно считать, что приведенные высказывания самых квалифицированных в этом вопросе экспертов однозначно подтверждают необходимость учета всей совокупности признаков подлинности, а не какого-либо одного из них, который сам по себе может быть еще и достаточно спорным. — Следует выразить благодарность инженеру И. Браунштейну и советским экспертам, высказавшим свои взгляды по этому вопросу и тем самым давшим возможность опубликовать настоящий материал.

Иржи Бисек
Журнал «Филагелие», № 20. 1975 г.
Перевод с чешского В. Притулы


Tags:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *