Хобби для богатых в бедной стране

Декабрь 29, 2009 | By admin | Filed in: Дайджест.


Владимир ХудолейВладимир Худолей известен в Херсоне как эколог и фотограф. Сегодня он советник губернатора по вопросам заповедного дела и экологической сети и председатель Херсонского областного отделения ассоциации филателистов Украины. Именно филателия — увлечение, имевшее громкую популярность, стала темой сегодняшнего разговора. Оказалось, филателистов привлекают не только почтовые марки, в сферу их интересов входят еще и конверты, и почтовые карточки. Что на выставку принимаются только конверты, прошедшие свой почтовый путь, потому филателисты нередко удивляли знакомых просьбой не выбрасывать использованные конверты. Что вместо марок в 90-е годы были налепки или штемпельные надпечатки, и это тоже входило в сферу интересов филателистов. Что переходные периоды чрезвычайно интересны для коллекционеров… В общем, интересного было рассказано много.

— Владимир Михайлович, откуда в человеке такое непреодолимое стремление что-то коллекционировать?

— Я по образованию биолог, знаю жизнь дикой природы, и коллекционирование, в нашем понимании, имеет место даже там. Многие птицы — сороки, галки — неосознанно коллекционируют блестящие предметы. Более или менее разумного объяснения этому найти невозможно: это не нужно ни для продолжения рода, ни для питания. Человек как частичка природы тоже склонен к коллекционированию. По данным ЮНЕСКО, на сегодняшний день современная цивилизация коллекционирует более 700 предметов.

— И какое место там занимает филателия?

Коллекционирование почтовых марок — на одном из первых мест. Хотя марка — предмет не старый, родилась она в Англии, официальный отсчет ведет с мая 1840 года, и буквально с первых же дней появились коллекционеры — тогда они еще не назывались филателистами, термин возник позже. И эта «зараза» (так наши жены говорят) очень быстро распространилась — Франция, Бельгия подключились, вся Европа, потом Америка.

— А как Вы этим «заразились»?

— У моего одноклассника мама работала в сберкассе и вырезала из конвертов картинки. У Вити были сотни этих картинок, он приходил в школу и показывал. Потом, в 1964 году, появилась серия марок, посвященная Олимпиаде. Мы были на сельхозработах, и когда я увидел эти марки у кого-то из пацанов, появился интерес к этому делу. Созрел он позже, когда я уже работал в школе: на уроке дети игрались марками… После этого я нашел общество филателистов, записался, и с 1977 года являюсь его членом.

— В советские времена стать филателистом было просто?

— В Советском Союзе на филателию был социальный заказ. Как и на высшее образование. Хобби поощрялось, люди при отделах идеологи отслеживали филателистов, курировали и способствовали этому увлечению.

— Способствовали?..

— Да. Вот сегодня говорят: дети полностью отошли от филателии. А почему? Не потому, что интерес пропал — пропал предмет коллекционирования. В советское время для детей марки гасили типографским способом и продавали за копейки. Филателия была доступна для ребенка из семьи любого достатка. Сегодня гашеных марок для детей нет, а чистые — дорогие. По большому счету, филателия — хобби не для бедных. Мы развивались в бедной стране, в Советском Союзе, когда филателия, с точки зрения обывателя, была доступна. В период расцвета в обществе филателистов на Херсонщине было более 400 взрослых и полтысячи детей, существовали районные отделения: Гопри и Цюрупинск, Геническ и Лепетиха… В Скадовске очень серьезное общество было. Даже в забытом Богом Верхнем Рогачике было несколько коллекционеров. Сегодня филателисты остались только в Херсоне — их меньше двух десятков. В рамках Украины, количество филателистов уменьшилось с 24 тысяч (на момент распада Союза) до 2 тысяч, а то и меньше.

— В чем причина такого катастрофического положения?

— Причин много. Прежде всего, как я уже говорил, филателия не для бедных, а для богатых, а после распада Союза многие потеряли работу. Сегодня мы коллекционируем скорее по инерции, суживая свои интересы до финансовых возможностей. Среди обывателей бытует мнение, что коллекционер — либо какой-то чудак, либо очень богатый человек. Должен сказать, что богатых среди херсонских филателистов нет.

— А интересные коллекции в Херсоне есть?

Серьезные коллекции у нас были. Я с большой симпатией отношусь к евреям — они изумительные аналитики (мне бы каплю еврейской крови, чтобы и я хоть немножко был аналитиком) и собирали хорошие коллекции. Не очень большие, но очень интересные. Выделялся покойный Борис Яковлевич Белкин с очень серьезной коллекцией Франции. К сожалению, большинство коллекционеров умерло, многие уехали на историческую родину, материал увезли. Еще в Херсоне была одна из самых серьезных в Советском Союзе коллекция художественных маркированных конвертов.

— Коллекционируют чаще марки чистые или гашеные?

— После войны филателистические фирмы ввели в моду коллекционирование чистых марок — в том виде, в котором они вышли с типографского станка. А до этого собирали марки только прошедшие почту. В этом своя прелесть: марка отработала, выполнила свою функцию и стала предметом коллекционирования. Споров было очень много. Старое поколение — за погашенные, молодое видело в этом элемент бизнеса, вложение денег. Общая точка зрения, что филателия — это инвестирование денег в будущее. Мировая тенденция такова, что цена на марки не падает, а только поднимается. Чем больше материала, тем меньше поднимается, чем реже — тем больше. Порой миллионы мелькают! Например, блок «Перевернутый Президент» стоит 150 тысяч долларов. В мире всего два таких блока — потому и цена такая. А 99,9% — это материал доступный.

— Советские марки тоже растут в цене?

— Нет, советские марки сегодня резко обесценились. За марки, которые я тогда покупал по 50 копеек, сегодня предлагают 5 копеек, но этот материал будет востребован позже. Придет время — и такой рынок, как китайский, проглотит все советские марки, за деньги. Когда рухнул Советский Союз, металлический рубль с изображением Ленина Китай выгребал машинами — а их 100 миллионов было!

— Филателия и криминал…

— Они идут рука об руку. Может, слово криминал — жестко сказано. Но постоянно с первых лет хитрили, выкручивали деньги. В самом начале независимости Украины была нехватка материала, страна перешла на свои марки — и государство шалило, и люди начали делать подделки. В 90-е у нас был один чудаковатый, но продвинутый мужик, он покупал за копейки обесценившиеся листы советских марок и делал на принтере надпечатки украинской тематики. Он привлекался, но выходил сухим из воды, потому что в тогдашнем законодательстве не были предусмотрены эти моменты (сегодня же четко: подделка государственных ценных бумаг преследуется по закону и, насколько мне известно, никто из филателистов не шалит, тем более, в Херсоне). А в 90-е годы было все. Забавно же то, что сегодня в украинском каталоге эти надпечатки идут как выпуски локальные, местные.

— Как развивается филателия за рубежом?

— В громадном Советском Союзе филателистов было чуть больше миллиона, а, например, в маленькой Венгрии — 500 тысяч, в Европе — еще больше. Понятно, что уровень культуры в Западной Европе, и даже в бывших соцстранах, значительно выше, коллекционирование, в том числе и филателия — это элемент культуры. Естественно, что литературы там издается много. Например, в Словении на городок с населением 5 тысяч человек было 2 филателистических магазина и филателистический журнал, с редактором которого я переписывался! А в Херсоне дважды сносили филателистический магазин (сначала он был на ул.Суворова, перед театром, потом на ул.9 Января). С просьбой его создания мы обращались к почтовикам, но руководитель «Укрпочты» в Херсоне, Михаил Хаимович Вертман, всегда имел свою точку зрения. Филателия для него — 27-й вопрос, экономической целесообразности в создании отдельного магазина он не видит. Хотя из Киева ему постоянно идут письма с рекомендациями создать магазин, создать окошко.

— С какими еще проблемами сегодня сталкиваются филателисты?

— Одна из самых серьезных — проблема получения всего материала. Все, что выходит, мы собираем. Это называется хронология, а мы не можем все получить, потому что есть ограниченные выпуски — мы их называем спекулятивными. Например, сделали 4 тысячи беззубцовых блоков — и цена на черном рынке подскочила с 36 гривен до 500 долларов. А если марки выскочили на черный рынок — это какая-то афера. Собрать хронологию конвертов — тоже проблема, мы не получаем от 15 до 30% конвертов в течение года. Хотя из Киева пишут, что все выпускаемые конверты в Херсон направлены. Такие моменты раздражают и отталкивают людей от филателии. Не решен вопрос с тем, что делать с коллекциями, если человек умер. Никто не интересуется, некуда девать этот материал. А материал деликатный. Наследование этого хобби от отца к сыну — редкое исключение. Главная проблема сегодняшнего дня такова, что по политическим требованиям непрофессионалы заняли ключевые позиции, в том числи и в филателии — стали к руководству неспециалисты, которые не знают многих нюансов. Пришли какие-то донецкие непрофессионалы и ликвидировали журнал «Филателия Украины», который десяток лет за счет профессионализма, художественного вкуса, грамотной подачи материала ежегодно отмечался на международных выставках серебряными наградами. Да, журнал убыточный, но без него нельзя — это наша визитная карточка. А убыточный он потому, что работники почтовой службы его не выписывают и не читают, следовательно, не понимают особенностей филателии.

— Каких именно?

— Например, почта выпускает один конверт, а потом такой же, но исходные данные другие — для нас это большая ценность. Это разные конверты! А для них — одно и то же, потому второй выпуск нам не присылают. А марки — это вообще очень деликатный товар, их нельзя пальцами трогать — остаются отпечатки, в клей поселяются споры грибков, и коллекции просто болеют. Такой материал сразу можно выкинуть в печку. Плюс для нас важны надписи на краях почтового листа, мы собираем одинаковые марки с разными надписями на полях.

— Как Херсонщина представлена в филателии?

— В разрезе марок — плохо: единственная марка посвящена юбилею области. 200-летие Херсона в свое время прошляпили — за год-полтора мы даем тематику выпуска на следующий год. Зато конвертами советского периода мы представлены очень хорошо, да и в последние годы предлагаем по 2-3 конверта — и их выпускают. Большая часть — Аскания-Нова, есть Каховка, шлюз, некоторые деятели, здания и улицы Херсона.

— Развитие электронных средств связи повлияло на выпуск конвертов и марок?

— Нет, количество конвертов и марок не уменьшается, но прогресс не остановить, и сегодня поговаривают о том, что марка исчезнет. Это глобальный процесс. В Америке уже вместо марок — маркировочные машины, Европа тоже приближается к этому. Прогресс идет, технологически удобнее без марок, и языком пользоваться не надо… Кстати, были и такие проблемы: в Чехии в 30-е годы делали клей из радиоактивного сырья, и у девочек-операторов, которые целый день клеили марки с помощью языка, стали развиваться раковые заболевания полости рта. Потом до этого докопались. Может, к своему 200-летию, марка действительно прекратит свое существование, кто знает…

Источник


One comment on “Хобби для богатых в бедной стране

  1. Валерий:

    Спасибо за очень интересную статью! Упадок филателии в Украине — это факт. Во времена СССР марки собирали большинство школьников, это был элемент культурного развития, многие дети находили себе друзей посредством своего увлечения. Сейчас филателия в Украине УМИРАЕТ! И если государство не обратит своего пристального внимания на этот вопрос — умрет окончательно! Недавно показал сынишке (6 лет) свои старые альбомы с марками — у него глаза загорелись, сразу же решил тоже заняться коллекционираванием. Однако, когда стал искать в Интернете официальный сайт ассациации филателистов — я его просто не нашел! Вопрос к автору статьи — не подскажите, как стать членом ассоциации филателистов в г. Харькове, чтобы гарантированно получать свежие выпуски марок Украины?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *