Почтовые марки в качестве сберегательных

Ноябрь 3, 2013 | By admin | Filed in: Дайджест.


Из каталогов известно, что в 20-х годах в нашей стране имели хождение также и сберегательные марки, выпускавшиеся в дореволюционной России. Прямое назначение их заключалось в наклеивании на специальные сберегательные книжечки, величина вкладов которых достигала не более 99 копеек. Если же марок было наклеено на сумму в 1 рубль, владельцу выдавалась обычная сберегательная книжка и на его имя открывался текущий счет.

Из личного опыта мне известно, что такого рода сберегательные книжечки, как правило, имелись у школьников. Обычно до получения настоящей сберегательной книжки дело не доходило, так как ребята довольно скоро возвращали книжечки и взамен получали свои «вклады», чаще всего в размерах нескольких десятков копеек.

В результате обесценения денег, которое началось еще во время Первой мировой войны, сберегательные кассы в нашей стране постепенно прекратили свои функции. Поэтому сберегательные марки лежали мертвым грузом. Было решено использовать их в качестве почтовых. Такое их применение продолжалось с января 1918 года до 15 сентября 1922 года.

Почтовое обращение сберегательных марок номиналом в 1, 5 и 10 копеек официально имело три периода:

С 12 января 1918 года они применялись по номинальной стоимости.
С марта 1921 года они поступали в обращение по 100-кратной стоимости (1 копейка равна 1 рублю).
С августа 1921 года они официально подверглись переоценке и поступили в продажу из расчета 250 рублей за 1 марку независимо от ее номинала.

Сейчас эти знаки почтовой оплаты — чистые и гашеные — имеются у многих филателистов, коллекционирующих советские почтовые марки. Сохранились они и на различных видах корреспонденции: простых и заказных, открытых и закрытых письмах, бланках денежных переводов, сопроводительных адресов к различного рода почтовым посылкам и на других документах.

Такова вкратце история использования советской почтой сберегательных марок дореволюционной России.

Своего рода уникальной является и практика применения советских почтовых марок в качестве сберегательных, имевшая место в нашей стране в конце двадцатых годов.

В филателистической печати этому вопросу была посвящена только одна заметка в журнале «Советский коллекционер» (N9 1, январь 1925 г.), в которой кратко сообщалось о циркуляре Главного управления сберегательных касс от 20 ноября 1924 года № 146.

Этот циркуляр был полностью опубликован в бюллетене НКПиТ № 49 от 9 декабря 1924 года вместе с циркуляром по этому же вопросу НКПиТ № 7/1098 от 11 декабря 1924 года, в которых излагаются весьма подробно правила производства всех операций, взаиморасчетов и контроля при организации этой новой формы хранения мелких сбережений.

В первые годы своего существования гострудсберкассы были не очень популярны среди широких масс населения, поэтому финансовые органы изыскивали новые формы и методы привлечения вкладчиков. В эти же годы появились крылатые слова поэта В. В. Маяковского: «Кто куда, а я в сберкассу». Небезынтересным является и сам циркуляр № 146, в котором, в частности, говорится: «В целях предоставления трудящимся возможности делать сбережения, не стесняясь размерами их, часто самых незначительных сумм, которые трудящимися могут быть сэкономлены из своего бюджета, Главное управление государственных трудовых сберегательных касс по согласованию с НКПиТ признало возможным использовать для этой цели почтовые марки, применяемые для оплаты корреспонденции. Почтовые марки, которые легко приобрести на всех местах их продажи, наклеиваются покупателями на отдельные листки бумаги или на особые карточки, где таковые остались в сберкассе от прежнего времени, и по накоплению суммы в 70 копеек могут быть предъявлены во вклады в гострудсберкассы, как наличные деньги. Этот способ сбережения освобождает трудящихся от необходимости посещения гострудсберкасс для внесения мелких (копеечных) вкладов, однако в результате будет содействовать постепенному увеличению сбережений, приучая к навыку необходимой пролетарской экономии».

Позже размер суммы, необходимой для внесения первого вклада в сберкассу, был увеличен до одного рубля, поэтому на карточки и листки наклеивались соответственно почтовые марки на сумму в один рубль.

Из циркуляра следует, что приобретенные почтовые марки с целью сбережения денег можно было наклеивать на отдельные листки бумаги или «на особые карточки, где таковые остались в сберкассе от прежнего времени». Вполне понятно, что под «прежним временем» следует понимать время дореволюционное.

Одна из таких особых карточек с наклеенными на ней советскими почтовыми марками общим номиналом в один рубль имеется в коллекции московского филателиста Б. Н. Ширина. У него же есть и «отдельный листок бумаги», представляющий собой половину листа обычной школьной тетради с наклеенными на нем советскими почтовыми марками с общим номиналом в один рубль, погашенными прямоугольным штемпелем в одну строчку с текстом: «Тульская губернская гострудсберкасса № 5».

Спустя некоторое время были изготовлены специальные карточки — из полукартона желтоватого цвета размером 11X18 сантиметров. На лицевой стороне справа — рисунок Государственного герба СССР, а также текст: «Гострудсберкасса — трудовая копилка», «Сберегать деньги можно и почтовыми марками», «Запомни и расскажи каждому», «Сберкассы помогают накоплять деньги понемногу. Хранить их безопасно и неприкосновенно. Дают прибыль от 8 до 9 процентов в год. Выдают ссуду под залог госзаймов. Переводят деньги 0 другие местности. Принимают вклады на текущий счет. Выдают по аккредитивам деньги из Сберкассы в любом городе. Принимают в уплату сельхозналог. Соблюдается полная тайна вкладов и фамилии вкладчиков. Вклады выдаются беспрепятственно по первому требованию. За целость вкладов отвечает правительство СССР». На этой же стороне слева помещены «Правила для марочных сбережений. 1. Марки наклеиваются (семикопеечные и разной цены) на 70 копеек. 2. Цена марок записывается во вклад сберкассы. 3. Нельзя клеить марки, бывшие в употреблении, разорванные и загрязненные. 4. Карточку с марками в сберкассу можно принести самому или переслать по почте».

На обратной стороне карточки, куда наклеивались марки, напечатан текст: «Государственная трудовая сберегат. касса № Сберегательная книжка лучше, чем клад: в минуту трудную будешь ей рад».

Карточки были отпечатаны в одной из московских типографий тиражом 600 000 экземпляров.

Позже были изготовлены новые сберегательные карточки. Размер их был несколько увеличен и равнялся 12X18 сантиметров. Были также изменены правила для марочных сбережений. Они сводились к следующему: «Марки (почтовые) наклеиваются на общую сумму 1 рубль. Карточки, заполненные почтовыми марками на сумму 1 рубль, принимаются во вклады сберкасс как наличные деньги. Карточку с марками в сберкассу можно принести самому или прислать по почте, а также поручить это сделать другому лицу», были также изменены и некоторые тексты, помещенные на обратной стороне. Содержание их следующее: «Сберегательная касса приучает нас экономно расходовать свои средства. Хранить деньги дома опасно и невыгодно, несите их в сберкассу. Сберкасса — могучий союзник в борьбе за улучшение хозяйственного быта».

На новых карточках также содержалась графа, в которой говорилось: «Принято почтовыми марками на книжку № один рубль», а также дата и подпись контролера.

Карточки печатались в типографии гострудсберкасс НКФ СССР. Тираж 3 000 000. На одной имеющейся в моей коллекции карточке указывается: «ГострудсберкассЗ № 11, принято почтовыми марками на книжку № 8148 один рубль. 7 апреля 1928 года. Контролер (подпись)».

Наклеены на этой карточке почтовые марки s количестве 19 экземпляров различных номиналов, в том числе: 1 коп. — 8 экземпляров, 3 коп. — 1 экземпляр, 5 коп. — 2 экземпляра, 8 коп. — 4 экземпляра, 10 коп. — 1 экземпляр, 18 коп. — 2 экземпляра, а всего на сумму 1 рубль. Все марки погашены прямоугольным штемпелем в две строчки «Богородицкое а-во госбанка» и дата.

На второй карточке с наклеенными марками указывается: «Гострудсберкассой № 324 принято почтовыми марками на книжку № 311 один рубль. 9. II. 1928 г.». Все 25 марок, наклеенных на этой карточке, номиналом от 2 до 10 копеек погашены синим карандашом.

На третьей карточке с 20 марками различных номиналов на сумму 1 рубль и погашенных штемпелем в одну строчку «Тульская губернская сберегательная касса» от руки написано: «Тарасова Клавдия Васильевна — 9 лет. Ученица Хатушской школы 1 ст., с. Хатуш». На этой карточке графа о принятии почтовыми марками одного рубля на книжку не заполнена.

Следует сказать, что ив большинстве известных мне сберегательных карточек эта графа не заполнена. Очевидно, что владельцы этих карточек, сдавая их, взамен получали не сберегательные книжки, а наличные деньги.

На всех сберегательных карточках, имеющихся в моей коллекции, как и у других известных мне филателистов, наклеены почтовые марки различных серий и номиналов, выпущенных в 1924—1928 годах, за исключением марок с номиналом в 1 рубль и выше. Ведь тем, кто мог приобрести марку номиналом в один рубль, незачем было наклеивать ее на карточку или листок бумаги. Он мог сразу же открыть счет в сберкассе и получить настоящую сберкнижку. Для сбережений можно было использовать любые находившиеся в то время в обращении почтовые марки. Тем не менее следует подчеркнуть, что на всех известных сберегательных карточках большинство марок так называемого золотого стандарта.

Небезынтересными являются способы гашения этих марок. Помимо уже описанных, мне известны следующие: гашение роликовым штемпелем с ромбовидной сеткой, круглой печатью Центральной государственной сберегательной трудовой кассы № 321, штемпелем со словом «отпускъ» и перечеркивание марок чернилами.

Попробуем подсчитать количество почтовых марок, использованных в качестве сберегательных. В среднем на каждую карточку наклеивалось около 20 марок. Таких карточек, как видно из вышеизложенного, было изготовлено 3 600 000. К ним следует прибавить отдельные листки бумаги и дореволюционные карточки, использованные для наклейки на них марок. Условно можно определить, что всего сберегательных документов с наклеенными на них советскими почтовыми марками существовало около 4 миллионов экземпляров. Если все это умножить на 20, получается внушительная цифра — 80 миллионов экземпляров.

П. Мазур.
Филателия СССР. 1976.


Tags:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *